April 30th, 2009

me

Полярный Урал - май 1977 года (окончание): Пожалуйста, не писайте в валенки!


Начало здесь

После великолепной прогулки в окрестностях Большого Щучьего озера мы устроились на ночлег в хорошем настроении. Впереди был путь по льду Большого Щучьего и потом по тундре на запад, до шахтерского поселка Хальмер-Ю.

Однако наутро мы проснулись в тепле и сырости. С неба валил то ли мокрый снег, то ли дождь, палатка вымокла. Мы испугались: весна в этих краях наступает стремительно, к возможному преодолению водных потоков мы были абсолютно не готовы, застрять в тундре надолго никому не хотелось... После долгих обсуждений решили повернуть обратно.

Но и обратно простого пути уже не было. Вокруг бежали ручьи, которых не было еще два дня назад. Лезть в глубокую воду в лыжных ботинках не хотелось, и мы отступили к балку, расположенному на зимнике недалеко от Большого Щучьего озера. Мы рассчитывали либо на смену погоды, либо на движение ночью, либо на попутный транспорт.

Оправдалась последняя надежда. Ближе к вечеру подъехал трактор с санями, возвращавшийся в поселок Полярный Урал с северной фактории и тоже спешивший убежать от весны. Мужики согласились взять нас (уже не помню, за спирт или за так), мы загрузились в сани и поехали.

Продолжало теплеть, началась пурга, стемнело, мы прикрылись палаткой. Дважды наш «санный поезд» останавливался. Первый раз порвался трос, которым трактор был привязан к саням. Один из мужиков срастил его голыми руками - незабываемое зрелище! Другой раз небольшая лавина сошла со склона и перекрыла дорогу буквально перед нами. Мы этого, естественно, из-под палатки не видели, но мужики сказали, что сильно повезло.

В третьем часу ночи приехали в поселок. Пурга продолжалась, и мы по совету мужиков пошли в общежитие. В коридоре валялась чудовищных размеров кость неизвестного животного. Мы устроились в сушилке и собрались поспать...

- А где же валенки? - спросит внимательный читатель.
- А вот они!

В три часа ночи дверь сушилки открылась, вошел большой, страшный, сонный мужик в исподнем и неожиданно просительным голосом сказал (дословно):

- Ребята, только пожалуйста, не писайте в валенки, а то неприятно на работу идти.

Мы заверили его, что и сами не будем, и другим не позволим, и мужик ушел спать. Уснули и мы. Поход закончился.