July 15th, 2012

me

Каннибалы и выборы

Власти Папуа – Новой Гвинеи арестовали 29 членов культа каннибализма, обвиняемых в убийстве семи человек. В дальнейшем каннибалы использовали убитых в качестве еды. Как признались сами члены культа, они съели мозги жертв, а из их пенисов сварили суп. Об этом пишет газета The Independent.
Арестованные каннибалы сорвали местные выборы, съев семерых человек, они испугали местных аборигенов, которые решили остаться дома и не идти голосовать.
Каннибалы входили в местную оккультную группу в провинции Маданг и окрестили себя знахарями. Как они утверждают, их жертвы занимались колдовством. Для излечения члены культа брали с местных жителей деньги или плату в виде секса. Изгнание злых духов так называемые знахари оценивали в $475.
Как утверждает полиция, в провинции живут от 700 до 1000 членов культа.
В Папуа – Новой Гвинее убийство карается смертной казнью. Глава местного полицейского отдела заявил, что в ближайшее время ожидаются очередные аресты, под подозрение в каннибализме попали еще 100 человек. Расследование усложняет то, что от жертв уже ничего не осталось, "каннибалы, скорее всего, уже полностью их съели".
Отсюда

Кстати, в "Индексе демократии" Папуа - Новая Гвинея стоит на довольно почетном 67 месте, опережая, например, Малайзию (71 место), Украину (79), Сингапур (81), Армению (111), Россию (117), Белоруссию (139), Китай (141). (Наверное, не самый авторитетный "Индекс", просто поиск привел сюда.)
  • Current Music
    Там такие злые черти - Чуть друг друга не едят
  • Tags
    ,
me

Что делать?

Я читаю сейчас толстенную книгу Владимира Войновича "Автопортрет. Роман моей жизни". Там много занятных "вставных историй" Вот одна, которая приключилась, когда Войновича уже исключили из Союза Писателей, и "голоса" голосили о нем.

Ничего делать не надо
Регулярно навещал меня приезжавший из провинции начинающий лысеть начинающий писатель. Он жаловался, что его не печатают, и давал мне на отзыв свои романы и рассказы, которые писал в большом количестве. Он был уверен, что его сочинения не печатают из-за слишком критического содержания. Они и в самом деле содержали в себе критику советской системы, но у них был и еще один существенный недостаток - они были безнадежно бездарны. Приходя ко мне, этот человек иногда просил, а то и просто требовал, чтобы я отправил его рукописи за границу и там их напечатал. Я отказывался. Тогда он решил пойти в КГБ и предъявить им ультиматум: или они отдадут приказ немедленно опубликовать его произведения, или он тут же покинет Советский Союз.
Свой разговор в КГБ он пересказывал так.
Как только он вошел в здание КГБ, к нему подошел какой-то человек и сказал:
- Ах, здравствуйте, наконец-то вы к нам пришли!
- Разве вы меня знаете? - спросил писатель.
- Ну, кто ж вас не знает, - развел руками кагэбэшник. - Садитесь. С чем пришли? Хотите сказать, что вам не нравится советская власть?
- Да, не нравится, - сказал писатель.
- А чем именно она вам не нравится?
Писатель сообщил собеседнику, что, по его мнению, в Советском Союзе нет никаких свобод, в том числе и свободы творчества. Права человека подавляются, уровень жизни неуклонно падает. Высказал и другие критические соображения - всего примерно лет на семь заключения.
Выслушав его очень вежливо, кагэбэшник спросил:
- А зачем вы мне это рассказываете?
- Я хочу, чтобы вы это знали.
- А мы это знаем. Это все знают.
- Но если все это знают, надо же что-то делать!
- Вот в этом вы ошибаетесь, ничего делать не надо.
Удивленный таким разговором, писатель замолчал и продолжал сидеть.
- Вы мне все сказали? — вежливо спросил кагэбэшник.
- Все.
- Так чего же вы сидите?
- Я жду, когда вы меня арестуете.
- А, понятно, - сказал кагэбэшник. - К сожалению, сегодня арестовать вас никак невозможно, у нас очень много дел. Но если это желание у вас не пройдет, приходите в другой раз, и мы сделаем для вас все, что сможем.
И выпроводил писателя на улицу.
Писатель этот навещал меня еще раза два, а затем исчез. Я думаю, что в конце концов он своего добился и его начали лечить от инакомыслия.