August 20th, 2014

me

Надгробное

В институте я повадился писать эпитафии. Вот несколько, которые помню.

Одному комсоргу
Под камнем сим лежит покойник,
Чья биография проста:
Он был по форме рукомойник,
По содержнью - унитаз.

Колясочнику
Под ветра свист, собачий лай
Здесь спит Мальчишка-Николай.
Вокруг, покой его храня,
Куски железного коня.
Колясочник - это участник мотогонки на мотоциклах с коляской. Задача колясочника - отклоняться на виражах.
Коля из смежной студенческой группы был колясочником и имел кличку "Мальчишка".
Грязен колясочник в дождливую погоду!


Абстрактно-хулиганская
Унылый крест среди бурьяна,
Под ним - бутылка, два стакана,
А вместо надписи "Мир праху"
Написано: "Иди ты на ***!"

Кто-нибудь еще этим развлекался?
me

Премия Ленинского Комсомола

Однажды мой друг и коллега С. сказал:
- На Государственную премию наша работа, конечно, не тянет. Но вот есть такая Премия Ленинского Комсомола (ПЛК) - это как раз для нас.

Мы слегка посопротивлялись, но С. нас убедил. Мне поручили написать текст работы. Он составил около 60 машинописных страниц, правда, в основном был подготовлен из наших старых материалов методом, который теперь называется "copy-paste", а тогда - "с помощью ножниц и клея".

При подготовке случилась забавная история. Надо было получить на Акте экспертизы подпись начальника 1 отдела (как для любой открытой публикации). Я знал, что он обязательно найдет, к чему придраться (всегда находил), и с интересом ждал, что будет в этот раз. В этот раз ему не понравились ссылки в списке литературы на Институт Проблем Управления (ИПУ, Москва) и Институт Автоматики и Процессов Управления (ИАПУ, Владивосток):
- Кто вам дал право ссылаться на закрытые институты?
- Они открытые.
- Нет закрытые!
Тут его голый череп покрылся нежно-розовым цветом, как всегда, когда он волновался.
- Нет, открытые.
- Докажите!

На следующий день, помню, я принес ему сборник трудов ИПУ.
- Вот, смотрите, Прокоп Петрович, они сами про себя пишут.
- Вот они пусть пишут, а мы не будем!

Следом подготовили короткую пояснительную записку, страницы на четыре. Записка двинулась вверх по дереву начальников. Каждый следующий начальник умудрялся испортить текст; способов бороться не было, надо было "благодарно принимать". До заседания госкомиссии оставалось около месяца. На самом верхнем уровне наш Генеральный Конструктор, академик Б., призвал А., одного из нашей группы, задал несколько вопросов и с криком "Какие каззлы!" минут за 15 вернул тексту форму и смысл. Затем он позвонил председателю Комиссии, академику В.
- Слушай, у меня ребята подготовили хорошую работу по автоматизации проектирования.
- ...
- Что значит "уже решили"? Когда???

Ругать моего соавтора академику интереса не было. Он только сказал:
- Что ж вы не узнали, когда на самом деле надо было работу подавать?

На этом кончилось прощальное танго наше соискание ПЛК.