March 20th, 2015

me

Стройотряд (3)

.
Мы жили в пустующем общежитии. Около общежития висел вот такой плакат.



Мы делали жизнь с этого плаката: не пьянствовали и не хулиганили.

Нашей бригаде был придан местный водитель. Об автомобильных приключениях я расскажу позже.

Из подробностей быта помню, что нам полагалось по литру молока на человека в день. Каждый вечер мы с водителем ездили на молочную ферму километрах в пяти от поселка по проселочной ухабистой дороге (не помню, то ли я сам вызвался, то ли бросили жребий). Молоко одна из доярок наливала в ведро из здоровенного сорокалитрового бидона. Я забирался в кузов, одной рукой держался за передний борт, а в другой, полусогнутой, держал почти полное ведро. В ведре, для успокоения молока, плавал деревянный круг. Я старался колебаться вместе с линией партии дополнительно демпфировать колебания и обычно довозил молоко совсем без потерь. Но рука потом долго приходила в себя.

Однажды в ведро со всей дури запрыгнул приблудный котенок - и тут же в ужасе выпрыгнул назад и умчался как ошпаренный. Только двое из восьмерых отважились пить испоганенное молоко. Кто же эти двое? Правильно, будущие походники, Володя и я.

В поселке жили хакасы, русские и немцы. Немцы появились здесь в ходе депортации из Республики немцев Поволжья в 1941 году. Запомнились немецкие девушки с неожиданными во глубине сибирских руд именами: Инга, Фрида, Ирма... Они в основном работали доярками. Если бы не имена, трудно было бы догадаться об их происхождении.

По вечерам местная молодежь собиралась в клубе. Несколько раз в неделю крутили кино. Зрительный зал оживленно комментировал происходящее на экране. Например, когда показывали "Три мушкетера", кардинал Ришелье удостоился возгласа "У, старый козел!", а Миледи - "Ах ты, б*ь!" Другим развлечением была какая-то игра с числом участников 2N+1, где N+1 перебегали с места на место, стремясь встать рядом с "неподвижными" N. Того, кто не успел, стегали ремнями.

Продолжение следует