April 3rd, 2015

me

Смотрите, что я нашел!

Слеза

                  Юрий Визбор

    Исходная песня - народная:

А, стало быть, скатилася слеза.
А, стало быть, на горючий, на песок.
А, стало быть, лежала та слеза.
А, стало быть, пока дворник не пришел.

А дворник, стало быть, в новенькой рубашке.
А дворник, стало быть, с новенькой метлой.
А дворник, стало быть, песни распевает,
А дворник, стало быть, и подмел слезу.


    Городской комсомольский поэт-лирик:
          "Слеза молодежная"

Пускай слеза скатилася, пускай.
Мы едем, едем, едем на Алтай.
Мы едем, едем сеять и пахать.
Нам время строить, а слезе лежать.

Рубахи новой дворник не жалей,
Прощальную тоску метлой развей.
Слезу на сто процентов подмети, -
У нас с тобой широкие пути.

До свиданья, бабушка,
Не горюй и не грусти,
Перед тобой широкие пути.

    Деревенский поэт-лирик:
       "Слеза колхозная"

Скатилась укрупненная слеза
В колхозный переполненный амбар.
Твои, твои лучистые глаза
Для комбайнера ярче всяких фар.

Мою любовь в округе каждый знает,
Звезда на новой кофточке у ей.
Девчата где-то песни распевают,
Имеют, стал-быть, много трудодней.

Март 1954

Найдено здесь

А здесь можно и послушать Визбора

Я слова про слезу, которая скатилась на горючий на песок, первый и последний раз слышал в школьные годы от одноклассника.
me

Крымнаш-1967 (3)

На следующем фото Люба, моя одноклассница аж с первого класса, и ее однокурсница из МЭИ, Аня, более известная как Анка-пулеметчица. Я с этой парой через два года путешествовал по Молдавии.



А это Женя, девушка из параллельной группы (вообще из моей группы кроме меня никого не было, а из соседней аж пятеро).



А вот сестрички, Лика и Аня. Лика улыбается, но может и кастрюлей запустить.





Что это? Боб помогает мне раскусить краба на радость Карлуше? Не помню.



А теперь Карлуша раскусывает краба?



Продолжение следует
me

Крымнаш-1967 (4)



Обычно каждый день ближе к середине в бухту приходили несколько человек из Коктебеля. Вечером они всегда уходили, потому что не все было просто на Карадаге: ночевать на побережье запрещалось. За этим следили и пограничники, и милиция, и местные добровольцы. Поэтому в дневное время мы палатки, спальники и прочее спальное снаряжение прятали в скалах вверх по ущелью Гяур-Бах. "Приходящим" мы не говорили, что ночуем в бухте, а говорили, что уйдем вслед за ними, попозже. Милиционерам и более настырным общественникам мы тоже говорили, что приходим утром, а уходим вечером. Пограничники по ночам светили прожекторами с катеров. Но нас так просто не возьмешь! Палатки мы ставили в ущелье, вне зоны видимости с моря, а любители спать под звездами выкладывали на пляже невысокие стенки из камней и спали за стенками. Пограничники нас не видели, во всяком случае, в бухте не высаживались. Уже не помню точно, но кажется, в Карадаге милиция и общественники нас тоже не поймали.

Продолжение следует