September 14th, 2015

me

Бестселлеры всех времен и народов

Я готовил другой пост, но в процессе подготовки наткнулся на любопытный список "бестселлеров всех времен и народов". Вот он.

Название / Автор Продано экземпляров (млн)
1. Библия 5,000 - 6,000
2. Цитатник Мао Цзедуна 900
3. Коран 800
4. Словарь Синьхуа 400
5. Книга Мормона / Joseph Smith, Jr. 120
6. Гарри Поттер и философский камень / J. K. Rowling 107
7. Десять негритят / Agatha Christie 100
8. Властелин колец / J.R.R. Tolkien 100
9. Гарри Поттер и Принц-полукровка / J. K. Rowling 65
10. Код Да Винчи / Dan Brown 65
11. Гарри Поттер и Тайная комната / J. K. Rowling 60
12. Над пропастью во ржи / J. D. Salinger 60
13. Гарри Поттер и Кубок огня / J. K. Rowling 55
14. Гарри Поттер и Орден Феникса / J. K. Rowling 55
15. Гарри Поттер и Узник Азкабана / J. K. Rowling 55
16. Бен-Гур: история Христа / Lew Wallace 50
17. Хайди: годы странствий и учёбы / Johanna Spyri 50
18. Алхимик / Paulo Coelho 50
19. The Common Sense Book of Baby and Child Care / Dr. Benjamin Spock 50
20. Маленький принц / Antoine de Saint-Exupéry 50
21. Знак Зорро / Johnston McCulley 50


Отсюда

Что меня удивило:
* Обилие Гарри Поттера.
* Отсутствие Ганса Христиана Андерсена и братьев Гримм, и присутствие "Хайди".
* Никто из великих англичан, французов и русских в список не попал.
me

Десять маленьких афроамериканцев

15 сентября исполняется 125 лет со дня рождения Агаты Кристи. За пятьдесят с лишним лет она написала десятки книг, которые изданы общим тиражом кто говорит два, кто четыре миллиарда экземпляров (пишут, что уступает только Библии и Шекспиру). Самая знаменитая ее книга называлась "Ten Little Niggers" ("Десять негритят"). Впоследствии в англоязычных странах из политкорректности книга была переименована в "And Then There Were None" ("И потом никого не осталось", или "И никого не стало"). В списке бестселлеров всех времен и народов книга занимает почетное седьмое место.

А кроме того, эта книга была опубликована на русском языке в 1965 году в журнале "Сельская молодежь". (Говорили, что на журнал никто не хотел подписываться, и для повышения популярности редакция сумела выбить разрешение на публикацию нескольких западных бестселлеров. Впрочем, в 1968 году редакцию "укрепили", а инициаторам публикации понадавали выговоров.) Не помню точно, когда я читал "негритят": то ли по ходу публикации (которая растянулась месяцев на восемь), то ли позже, но еще в школе, то ли уже в институте. Зато хорошо помню, как был поражен! Во-первых, книга была непохожа на типовой советский детектив, где, когда расследование заходило в тупик, автор вводил "новую сущность" (например, появлялась старушка, которая сообщала участковому ценную информацию). Мне казалось, что "так нечестно". У Агаты же Кристи все "условия задачи" были даны в самом начале. Во-вторых, автор была нейтральна к преступникам и жертвам. Книги ее не "кровавые", а "логические".

В общем, я надолго увлекся "старушкой" (как называл ее мой папа). Прочел несколько книг, переведенных на русский, а потом, уже на работе, совмещал приятное с полезным: читал на английском со словарем потрепанные "покетбуки", которые либо покупал магазине иностранной литературы (стоила такая книжка около пяти рублей: большие деньги в семидесятые годы!), либо брал в Библиотеке иностранной литературы, либо брал у друзей. В итоге самообразовался в английском (я учил немецкий в школе и институте), что впоследствии оказалось полезным.

В перестойку переводы книг Агаты Кристи пошли бурным потоком, и у меня наступило пресыщение. С тех пор я "старушку" не читал. Надо бы попробовать снова.